Главная » Каталог статей » Экология » Экология в градостроительстве

История канализации
История канализации.

   Доставить воду к вашему столу - это еще полдела. Но представьте себе, что все, что сливается из вашей квартиры - жир с ваших тарелок, грязь с ваших руки и, извините, отходы вашего пищеварения - попадало бы обратно в реку, то есть туда же, откуда она попадает в ваши чайники и кастрюли? Не напрягайте воображение - после этого вам, возможно, никогда не захочется пить воду из-под крана.
   А ведь в те времена, с которых мы начали свой экскурс, именно так и было. Нечистоты выливались прямо на улицы, они просачивались в почву и загрязняли воду питьевых колодцев, издавали зловоние, способствовали распространению болезней.
   Разумеется, власти пытались с этим бороться. Исторические летописи указывают, что еще в XIV веке в Москве были вырыты подземные каналы для отвода сточных вод. К 1367 году относится постройка водосточной трубы от центральной части Московского Кремля до Москвы-реки. Во времена Петра Великого появился Указ "О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки". Он обязывал жителей города "весь мусор, навоз и мертвечину возить за Земляной город, от слобод в дальние места, засыпать землею". Ослушников же надлежало приводить в приказ Земских дел и "за первый привод бить батоги, за другой бить батоги ж да пени имать по пять рублей, за третий привод бить кнутом да пени имать по десять рублей". (Тогда это были большие деньги.)
   Позже Екатерина II своим указом повелела "накрепко запретить и неослабно того наблюдать, чтобы в Москву-реку и протчие через город текущие воды никто никакого сору и хламу не бросал и на лед нечистот не вывозил".
   Тем не менее, загрязнение рек, ручьев и прудов продолжалось, берега водоемов заваливались мусором и отбросами. Речка Неглинная уже в 1787 году была настолько загрязнена стекавшими с улиц нечистотами, что вода ее считалась непригодной для употребления. Для борьбы со всем этим безобразием была организована ассенизационная система, ничего общего не имевшая с современной канализационной и знакомая сегодня лишь деревенским жителям. Нечистоты и хозяйственные отбросы собирали в "выгребах" и "помойницах". Затем, через определенные промежутки времени отбросы вывозили особым транспортом - так называемыми ассенизационными обозами. Состоял такой обоз из нехитрых телег с кадками или бочками с высокими черпаками. С полуночи, когда улицы становились свободными, и до раннего утра этот нехитрый транспорт вывозил нечистоты из города, нередко расплескивая из открытых бочек "благоуханное" содержимое. В тишине спящего города раздавался невообразимый грохот - это проезжали по булыжным мостовым золотари на телегах, обода колес у которых были железными (позже телеги стали делать на резиновом ходу). Жители роптали, и Городской Думе приходилось "устраивать" схему движения ассенизационных обозов так, чтобы их маршрут не проходил по одним и тем же улицам дольше полутора-двух месяцев. Историк М.М. Богословский в своих мемуарах писал: "...рабочие ассенизационных обозов, грязные, обыкновенно крайне плохо одетые, совсем оборванцы, - это занятие было уже последним делом, к которому приводила крайняя нужда, - были предметом юмористики московских обывателей. Их называли "ночными рыцарями", "золотарями", очевидно, по ассоциации контраста. А когда, бывало, обоз из нескольких бочек мчится наподобие пожарных по улицам... иной веселый обыватель орет во все горло этим обозникам; "Где пожар? Где пожар?"
   Подобные же картины рисует в своих воспоминаниях историк Ю.А. Бахрушин: "...на козлах, укрепленных длинными пластичными жердями к ходу полка, тряслись "золоторотцы", меланхолически понукая лошадей и со смаком закусывая на ходу свежим калачом (пшеничная булка в форме замка с тонкой дужкой-ручкой была придумана московскими булочниками для "ночных рыцарей". Булка съедалась, а запачканная дужка-ручка выбрасывались) или куском ситного. Прохожие тогда отворачивались, затыкали носы и бормотали: "Брокер едет..." (брокар - от слова "брокать", т.е. "бросать"). Днем обозы располагались в специально устроенных ассенизационных дворах (парках). В Покровском, Калужском и Северном обозных конных парках во второй половине XIX в. насчитывалось 435 лошадей, в Спасском и Сокольническом ассенизационных парках - 169, до 300 лошадей - в конных обозах частных подрядчиков. Но эти парки не справлялись с вывозом отбросов из города.  Начало отводу сточных вод было положено еще Фридрихом Бауэром при устройстве Мытищинского водопровода. В "Проекте о проведении воды в столичный город Москву" (1780 г.) генерал Бауэр пишет: "Предлагаю я проект мой не только о проведении в сей город довольного количества чистой воды, но и о способе к истреблению из оного всяких нечистот, к чему подает средства самая речка Неглинная".
   Как же поступает генерал? По его проекту река Неглинка между Самотечной и Трубной площадями заключена в закрытый канал. Размеры его внушительны: ширина - 2,4 м, высота - 2,1 м. Но так как "могущая собраться в него из града всякая нечистота найдет себе в открытом канале сток", то Бауэр устраивает при Самотечном пруде еще и специальный промывной резервуар.Однако предусмотрительный генерал не ограничивается одним только Самотечным резервуаром. Во избежание загрязнения самой Москвы-реки нечистотами большого канала, он выдвигает остроумное решение. При впадении канала в реку строится "резервуар-отстойник". А для его опорожнения - подземный выпуск. Бауэр позаботился и об удалении осадка: "Охотникам до садов позволится брать оную для утучнения земель своих; а буде не захотят ею пользоваться, то станет она употребляться для засыпки понемного большого буерака".
   Время идет. Подземная Москва совершенствуется. И Самотечный и Неглинный каналы после 1812 года перекрываются добротными сводами. Проходит еще пять лет, и учрежденная к тому времени "Комиссия для строений" заканчивает устройство канала между Самотечной и Трубной площадями. Общая длина его составляет 3 км. А над ним разместился Цветной бульвар, появился Неглинный проезд, и был разбит знаменитый Александровский сад.
   Однако эта система не решала всех проблем. Количество жителей и, соответственно отходов их жизнедеятельности постепенно росло, и Неглинка перестала справляться со своей ролью. Русский писатель В.А. Гиляровский обследовал реку в конце XIX века. По его словам, "кроме "законных" сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот, вместо того, чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно в Москве". Очистная система не справлялась с потоком нечистот и все отходы попадали в Москву-реку. В 1874 году в Московскую городскую Думу инженером М.А. Поповым впервые были представлены "проектные начертания канализации г. Москвы".
   По собственной инициативе за счет личных сбережений Попов собрал данные о топографических и почвенных условиях Москвы, составил расчеты необходимой мощности всех сооружений и разработал в двух вариантах проект устройства городской канализационной сети, определил стоимость всех капитальных работ и ежегодные эксплуатационные расходы.
   Несмотря на то, что проект так и не был утвержден, М.А. Попов остался в истории Москвы как инициатор, подвижник, блестящий инженер. И только в сентябре 1893 года началась прокладка сетей по проекту инженера В.Д. Кастальского. Средства для покрытия всех расходов предоставляли облигационные займы. Они были рассчитаны сроком на 49 лет.Тридцатого июля 1898 года вступила в строй первая очередь московской канализации. Сегодня протяженность канализационной сети - 7000 км - равна расстоянию от Москвы до Новосибирска.



Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar