Главная » Каталог статей » Культурология » Рефераты

Русское градостроительство
Реферат на тему: Русское градостроительство.
Часть 1

   Для градостроительного периода конца 18 века первой половины 19 характерно: изменение всей совокупности городов России: освоение земель на юге России, создание системы поселений, что требовало значительных планировочных мероприятий; развитие городов в близи строящихся крупных дорог; упорядочение и перепланировка губернских и уездных центров, крепостей, портов, промышленных поселений; активная деятельность по планировке и реконструкции крупнейших столичных городов Петербурга и Москвы. Данные преобразования были вызваны значительным усилением "городского" фактора в промышленности и торговле.
   Наиболее значительные концепции и их реализация конца восемнадцатого века и первой половины девятнадцатого связаны с классицизмом. В России уже на грани 18-19 веков классицизм принимает своеобразный характер. Наступление классицизма находится в прямой связи с политическими, хозяйственными и культурными реформами, которые начались при Петре I и продолжались в период царствования Екатерины II. Основной чертой русского классицизма было создание многочисленных градостроительных комплексов, использование крупного пространственного ордера, который применялся с необычным чувством, и условий местной среды, и масштаба человека.
   В русском классицизме проявились отзвуки древнерусской и византийской культуры, а одновременно и русского барокко, который был первой ступенью связи русской архитектуры с европейскими течениями. Но от единой архитектурной системы, основанной на идеалах классики, в виде различных архитектурных направлений, архитектура в целом действует как единая национальная школа на протяжении ряда десятилетий от начала 60х годов XVII в. до 30х годов XIX в. В процессе развития классицизм охватил системой композиционных, строительных и пластических приёмов все области архитектурно-строительной деятельности и бытовой художественной культуры: от грандиозных ансамблей  столицы до рядового провинциального особняка, от сложного комплекса загородной дворцово-парковой резиденции до скромной помещичьей усадьбы; от уникального дворцового здания до типовых производственных и административных построек; от монументального архитектурного образа до деталей бытового убранства и обстановки жилья.
   Важнейшим фактором развития всей русской архитектуры и русского классицизма в эту эпоху явились строительство Петербурга. Становление новой архитектуры осуществлялось и "внизу": в бесчисленных усадьбах, в провинциальных городах, обустраивавшихся, перестраивавшихся и возникавших вновь на новых землях русского юга; в разнообразном деревянном строительстве городском и сельском; в бескрайней деревянной Руси, во всех концах которой с удивительной быстротой были усвоены приёмы и формы "нового стиля". Это движение распространяется внутрь и вглубь, проникая к народному зодчеству. В XVIII-XIX вв. В это время  Москва являет собой как бы синтез внестоличной русской культуры: и в застройке города, и в московских жилых домах полугородских-полуусадебных , и в строительстве подмосковных усадеб находят своё выражение черты архитектурного классицизма, неразрывно связанные с русской усадьбой и русской провинцией. именно благодаря этому процессу становления стиля архитектура классицизма скоро стала национальным движением, выражающим самые разнообразные и глубокие стремления русской культуры.
   Развитие русского классицизма означает и развитие градостроительных начал в архитектурном творчестве. Отдельное здание начинает трактоваться как функция города. Это было законом для поколения Воронина, Захарова, Росси, Стасова. В Петербурге от собственно регулярного плана архитектура переходит к пространственной композиции города, к созданию больших архитектурных организмов. Этот пространственный план застройки основных, опорных частей города позволяет включать во вновь создаваемые ансамбли различные элементы старой застройки, которые не были рассчитаны на организующую роль в ансамбле и на ансамбль вообще. Сопоставление Биржи, сооружавшейся по проекту Кварнеги, с Биржей, построенной Томоном, наглядно демонстрирует различие двух архитектурных подходов к проблеме города: в одном случае самодовлеющая архитектурная композиция здания, не считающаяся со своим будущим окружением, в другом здание, импонирующее городской ансамбль. Петербургский центр города это не замкнутый ансамбль зданий и площадей, а монументальный архитектурный пейзаж. Здесь действует архитектура дальних дистанций, приличествующая мировому городу. Свободные резервуары архитектурного пространства Марсово поле, набережные и стрелка Невы напоминают панораму петербургского центра той ширью масштабов, какие ведомы только немногим из крупнейших городов мира. В этой панораме мирового города сочетаются два активных начала архитектуры дальних расстояний: силуэт зданий и их объёмная пластика. Силуэт рассчитан на восприятие и воздействие издалека. Так воспринимаются высотные части сооружений колокольня Петропавловской крепости, башня Адмиралтейства, ростральные колонны около Биржи, купол Исаакиевского собора. Пластика архитектурных объёмов выдержана в крупных и сильных формах, воздействуя на большое расстояние вовне. Такова громадная двойная арка Главного штаба, купол Исаакиевского собора. Александрийская колонна с венчающей её бронзовой статуей, мощный периптер Биржи. Пластика больших архитектурных форм продолжена в очертаниях крупных сооружений массивов. Пластичное начало развивается в декоративном уборе отдельных зданий с их характерными для русского классицизма разнообразными скульптурными композициями( фигуры, группы и барельефа Адмиралтейства, триумфальная Колесница Главного штаба, горельефы тимпанов собора святого Исаакия, бронзовый ангел Александрийской колонны, скульптурное убранство Сената и Синода, сидящие фигуры у колонн Биржи). Силуэт и пластика дополняют друг друга, иногда переходя один в другую. Так купол собора св. Исаакия читается издалека как венчающий пространство силуэт, а вблизи как мощная пластическая форма; то же относится к монументальному периптеру Биржи. Однако основное воздействие оказывает в этом громадном архитектурном построении чисто пейзажные перспективы. Человек находится внутри обширной панорамы. Обширнейшее пространство Марсова поля с его разнообразными пейзажными перспективами, раскрывающееся на Инженерный замок, на Михайловский и Летний сады, характерно своей архитектурной организованностью.
   Важную черту русского классицизма составляет самоограничение в композиционных и декоративных приёмах, которым сопровождался отбор архитектурных типов. Это общий замок архитектурной классики, превращённый в обязательную форму архитектурного мастерства и в архитектурную особенность стиля. Композиция построения на простых сочетаниях архитектурных объёмов, располагающихся по чётким осевым планам, крупные формы классических портиков, составляющие объёмный и пластический центр всего построения; подчинённые центральному объёму крылья флигели, непосредственно примыкающие к центру или соединённые с ним галереями; удлинённый прямоугольник или вытянутый полуовал парадного двора, образуемого этим трёх численным построением здания; ещё более упрощённая композиция в небольших особняковых постройках, где дело ограничивается одним объёмом с миниатюрным портиком, вокруг этих типичных приёмов сосредоточены все созданные московским классицизмом композиционные типы. С развитием классицизма изменяются и эти композиционные схемы. Планы городской усадьбы становятся более городскими, более тесным сделался усадебный участок. Изменилась конфигурация дома, который сократил свои размеры и приобрёл облик ампирного особняка, при этом оставаясь усадебным.10-30е годы XIX в. поздняя стадия московского классицизма, именуемая московским ампиром. Вырабатываются новые мотивы и пластические приёмы фасадного убранства, характерные для "ампира". Здесь типовое начало проявляется с ещё большей последовательностью. Жилярди и Григорьев московские архитекторы практики этого периода придерживаются выработанных или композиционных схем фасадного убранства и их типовых деталей. Строго ограниченный "набор" этих деталей, как и вся композиционная схема, варьируется в зависимости от характера, масштаба здания, его положения в городе. Композиция фасада предельно упрощается.
   Классицизм вырабатывает своё отношение к цвету и свою гамму красок, особенно активную в XIX в. Художественной нормой в архитектуре позднего классицизма становится двухцветность. Этот принцип органически связан с композиционной системой. Два контрастных цвета соответствуют сочетанию крупных архитектурных элементов и деталей с большими фоновыми плоскостями. Белые колонны портиков, белый рельеф лепных украшений масок, венков, фризов чётко выделяются на фоне тёплых, охристо жёлтых стен. Штукатурная плоскость стены, окрашенная в тёплый интенсивный тон, приобретает и новые пластические качества. Двухцветность фасадов классицизма связана и с самим материалом оштукатуренным кирпичом и деревом. Штукатурка выступает как носитель своеобразных и относительных пластических и цветных особенностей архитектурного произведения. Не следует усматривать в штукатурной технике только цветовую имитацию материалов (дерево под камень, кирпич под натуральную облицовку и т.д.), т.е. развитие архитектуры, отделочной техники и художественного ремесла привело к тому, что оштукатуренное дерево само сделалось новым материалом, обладающим своими, вполне оригинальными качествами. Примечательные аристократические особняки, имеющие в своей конструктивной основе избяной сруб; портики, белые колонны которых оказываются брёвнами, обитыми фанерой, иногда с натянутым поверх холстом, на который нанесён слой штукатурки; энтазис этих колонн, выполненный также при помощи дерева и штукатурки; цокольный руст, составленный из оштукатуренных досок; наконец, поверхность стен, благодаря штукатурке получающие возможность быть окрашенной в интенсивный цвет.
   Окрашенная штукатурка существенный элемент среди архитектурных особенностей и выразительных средств русского классицизма. Благодаря этому средству сделалось возможным не только широкое проникновение архитектурных типов, созданных этой школой, в рядовое провинциальное и усадебное строительство, но и самостоятельное "низовое" (провинциальное, усадебное, при широком участии крепостных мастеров) архитектурное творчество в духе и формах единого стиля.
   От широкого применения "дерева в штукатурке" недалеко оставалось до проникновения в собственно деревянное строительство. "Деревянный классицизм" закономерная ветвь стиля. Классицизм приобрёл широкое распространение в деревянном усадебном строительстве. Через усадьбу он проник в деревню. Его экономичные формы и детали легко усваивались плотником и деревенским резчиком. Его чёткое построение планов отвечало практическим нуждам мелкого поместья в той же мере, в какой оно отвечало запросам столицы, купеческой и барской Москвы, богатой усадьбы. Здесь осуществлялась встреча народного зодчества с усадебно городским  "ампиром", которая дала характерные для русской архитектуры начала XIX в. произведения деревянной классики. В крыльцах и воротах, где брёвна фигурируют в облике тосканского ордена, в мезонинах, обрамлённых классическим фронтоном, в резных украшениях, воспроизводящих венки, арматуру и метопы классицизма во всех этих приёмах зодчество подражало "городским" образцам. Эта архитектура была наивна в несколько примитивной и прямолинейной тяге к классике. Но "деревянный классицизм" облагораживал быт и облик мелкого поместья, заштатных уездных городов, доносил отблеск классической красоты до рядового провинциального строительства.
   Столь же важным связующим звеном была планировка провинциальных городов. Конец XVIII в. был исключительным периодом в развитии русского градостроительства. Планировочное творчество получило широкое развитие с 70-х годов XVIII в., когда начался период нового русского градостроительства, который связан с перестройкой многих старых городов и с возникновением новых. Принцип регулярности был перенесён со строительства Петербурга на новую планировку почти всех губернских и многочисленных уездных городов. Страна требовала обновления своих городов, одни из которых были древними организмами, включавшими в себя кремли, старые посады, монастырские комплексы, другие сравнительно поздними образованиями, ещё не обладавшими сложившимся архитектурным обликом. Строились новые города, только что основанные на землях Украины и Новороссии, вновь возникавшие на южных и восточных окраинах государства, такие как Одесса, Новороссийск, Екатиринослав, Екатеринодар. "Сочинение планов" всех новых и подавляющего большинства старых городских центров составляет одну из важнейших сторон архитектурной деятельности эпохи. Этой деятельности были посвящены государственные усилия, нашедшие своё выражение в работах "Комиссии по строению столичных городов", в создании института губернских архитекторов, в практических градостроительных начинаниях. Архитекторы, геодезисты, строители были заняты этой градостроительной работой. Многие из "сочинённых" в этот период городских планов остались только планами, ещё более значительное число их было реализовано, наложив печать градостроительных идей классицизма на планировку русских городов. Для многих из них планировка XVIII в. и сегодня составляет основу построения (Одесса, Пермь, Екатеринослав, древние города Тверь, Ярославль, Кострома, малые городские организмы Осташков, Одоев и многие другие). Для всех этих новых и старых городов, получивших в XVIII в. регулярные планы, характерно сочетание чёткой схемы уличной сети со свободной застройкой. Регулярные планы не мешали усадебному типу застройки, поэтому во всех заново распланированных городах сохранялся характер их архитектурного облика. Так, вместе с "петербургским" началом регулярного плана жило "московское" начало живописной усадебной застройки города.
   На протяжении второй половины XVIII в. шло изменение дорожной сети. Дороги были важным элементом пространственной среды России, существенной частью её градостроительной культуры, во многом определяющей развитие системы городского расселения. В последней четверти XVIII в. возникло новое отношение и к архитектурному пространству крупных трактов, на которых строились лучшими зодчими почтовые дворы, мосты и т.д.
   После 1762 года, когда дворянство было освобождено от обязательной государственной службы, по всей России развернулось бурное строительство усадьб. При них развивались сады и парки. В сельской местности появились тысячи новых архитектурных комплексов. Таким образом вся архитектурно пространственная среда России во второй половине XVIII в. приобрела новые черты. Это было вызвано значительным усилением "городского фактора" в экономике промышленности и торговле, изменением социальной структуры, увеличением роли купечества, числа мастеровых и новым образом жизни дворянства, которое стремилось к приобретению городской усадьбы наряду с сельской.
Русское градостроительное искусство первой половины XIX в. основывалось на тех достижениях, к которым оно пришло в течение XVIII в. За это время в ходе переустройства древнерусских городов сложилась устойчивая традиция создания регулярных поселений. Градостроительная деятельность в первой половине XIX в. характеризовалась двумя явлениями. С одной стороны, в связи со стремлением к созданию строго регламентированной системы градостроительных приёмов продолжали развиваться планировочные идеи мастеров XVIII в., и это приводило к дальнейшему усилению единообразия в структуре и облике городов, что складывалось в планировочных мероприятиях и в разработке целого ряда серий образцовых проектов, предназначенных для "устроения селений". С другой стороны, ясно обозначилась тяга к созданию монументальных архитектурных ансамблей, вносивших разнообразие в стереотипную среду регулярных городов. Ансамбли позднего классицизма, содействовали возникновению образного характера городов, их ярких, запоминающихся центров.
   Особое развитие в первой половине XIX в. получило "образцовое" проектирование. В конце XVIII в. применялось только восемь разновидностей "образцовых проектов" жилых зданий. В течение следующих 50 лет они создавались десятками и сотнями, они выпускались целыми "собраниями", как для жилых, так и для разнообразных "казённых" построек. 100 проектов жилых домов были созданы архитекторами А. Захаровым, В. Гесте и Л. Руска, ещё 125 образцовых проектов разработал В. Стасов. Были определены также типовые фасады ворот, заборов и т.д.; изданы серии образцовых фасадов почтовых станций и церквей, тюремных зданий и присутственных мест. С помощью этих проектов стремились к тому, чтобы были выдержаны во всех городах в единых правилах высота и ширина домов, их пропорции, разрывы в застройке. Определялась колористика города, так как покраска всех сооружений подвергалась "упорядочению": "... дозволяется красить дома нижеследующими только цветами: белым, палевым, бледно жёлтым, светло серым, бледно розовым...",  "запрещается пестрить дома краскою...". Это было закреплено первым строительным уставом 1809 г. Таким образом устанавливается единый стилистический и композиционный строй всех сооружений, возводившихся в традициях классицизма, с использованием ордерного декора.
   Типизации подвергались не только отдельные здания, но и целые градостроительные образования. В 1811 г. был опубликован альбом "Разделение городских кварталов на участки", разработанных архитектором В. Гесте. Он создал 19 вариантов кварталов в виде различных геометрических фигур и показал, как их расчленить, чтобы дома размещались равномерно при разных типах пересечения улиц. Гесте предложил и семь разновидностей площадей. Они также имели строго геометрические формы. Эти чертежи кварталов и площадей представляли собой сборник образцовых проектов, рекомендованных к осуществлению. Они были применены лишь в Уфе, Александровске, Шадринске, Петровске, Томске, Бахмуте и некоторых других городах. Отдельные типовые проекты жилых домов и казённых зданий применялись значительно чаще, практически везде.
   С особой жесткостью образцовое проектирование осуществлялось в военных поселениях, которые в 1810-1830-х гг. по инициативе Александра I получили широкое распространение. Стремились создать целую систему казарменных городов. Эти городки, возведённые по образцовой планировочной схеме во  многих губерниях России, вошли в историю под именем "аракчеевских" военных поселений (их созданием руководил А.А. Аракчеев). Здесь попытки регламентировать и искусственно организовать жизнь поселения достигли апогея.
   На протяжении первой половины XIX в. продолжалась перепланировка поселений на регулярной основе. В основном это были поселения тех регионов, где шло активное развитие экономики. Проекты исполнялись как губернскими архитекторами, так и в столице. Все планы проверялись, исправлялись и утверждались централизованно в Петербурге. В проектах методы создания регулярных структур развивались и конкретизировались. В них в большей степени, чем в XVIII в., использовалась исторически сложившаяся планировка, точнее учитывался рельеф местности. Более сложным делалось функциональное построение генеральных планов. Чётко определялось назначение отдельных площадей. Особое внимание уделялось рациональной организации транспортных путей, созданию озеленённых пространств в городе парков, бульваров, скверов. Структуры, где господствовал какой то один приём, охватывающий город единым лучевым или радиально кольцевым построением, встречались редко. Подавляющее большинство составляли проекты, где городская структура основывалась на соединении нескольких планировочных систем, прежде всего прямоугольных. Они продолжали традицию, заложенную Комиссией о каменном строении в последней четверти XVIII в., когда получили преобладание подобные "составные" планы.
   В начале XIX в. прослеживается несколько планировочных методов. В Новом Месте применялась центрическая структура. Планировка была построена на крупной квадратной сетке, с одной стороны "подрезанной" речным берегом. Основной квадрат со стороной около 4 км был разделён посередине перпендикулярными магистралями на четыре малых квадрата, а те поделены диагональю. В небольших городах пытались создать торжественную систему ансамблей при необычайной простоте и ясности крупномасштабных, строго прямоугольных членений. Приведу пример другой системы (г. Ливна), где прямой угол почти не применялся. Улицы ломались, пересекались под разными углами, однако магистрали были прямыми, а замкнутые площади геометрически очерченными. Была сделана попытка найти "естественную" планировку, точно соответствующую рельефу. Третья система использована в Прилуках. При регулярной строгости, как в Новом Месте, членения мелкие, кварталы некрупные, вытянутые вдоль широкой главной магистрали. Такой приём можно рассматривать как попытку создать нечто подобное "линейному городу" с системой площадей, развивающихся вдоль главной оси.

Продолжение:
Русское градостроительство: Часть 1
Русское градостроительство: Часть 2


Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar
Google
Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0